?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Всем моим подписчикам посвящается! Повторяю: я никуда не пропал, я жив и здоров, однако закопан в делах по самые уши. Тем не менее 8-я глава написана, окончена и выносится на ваш суд целиком.

Десантный катер появился в небе очень быстро – чёрным скафандрам (так за глаза называют космическую пехоту) было плевать на скачки давления и перегрузки. Солдат и офицеров для такой службы очень строго отбирают и потом ещё долго проводят специальную терапию, позволяющую снизить потребность в кислороде, увеличить стойкость к перегрузкам. Катер осветил прожектором место посадки и резко пошёл на снижение. Туда же приказал приземляться и Ветрогон.

Отряд высыпался из катера, не дожидаясь глушения двигателей и тут же занял круговую оборону. Они были в лёгкой наземной броне с лучевыми винтовками, готовые сразиться с любым противником. Будь эти парни тогда рядом – от наёмников не осталось бы и пепла.

Спустя несколько секунд один из десантников сделал несколько знаков остальным и побежал к командорскому катеру. Под забралом у него оказалась рыжая акууратная бородка.

– Товарищ эскадр-командор! Сержант Янсен. Поступаем в ваше распоряжение.

Ветрогон оценивающе глянул на сержанта, покивал головой, похлопал по нагрудной броне, затем как-то загадочно спросил:

– Как у вас с опытом охоты на пиратов, сержант?

– Я участвовал в четырёх боевых операциях и дважды ходил на абордаж.

– Хорошо, сержант! – Ветрогоном всё больше овладевала какая-то нездоровая эйфория. – Отлично!

– Служу человечеству!

– Человечество надеется на вас! – он похлопал сержанта по плечу. У вас найдётся для нас с помнаучем оружие? Что-нибудь посерьёзнее пистолетика.

– Конечно!

Сержант снова без единого слова дал знак одному из бойцов, тот нырнул в кокпит и прибежал с двумя винтовками в руках. Ветрогон взял одну, проверил заряд, и просияв коварной ухмылкой, прицелился в небо. Затем резко выхватил у солдата вторую и швырнул Ветрову так, что тот еле успел её поймать.

Десант блокировал таверну изо всех возможных мест: двери, окна, крыша, двое забрались через кухню и возникли за спиной бармена. Ветрогон ввалился через главный вход, пнув ногой двери, и в подтверждение серьёзности своих намерений выстрелил в потолок.

– Всем оставаться на своих местах! Руки на стол, оружие сдать! Я федеральный командор!

– Законы федерации здесь не действуют! – Выкрикнул кто-то из-за дальнего столика.

В ту же секунду Ветрогон наставил на выскочку винтовку, прицелился и выстрелил чуть выше головы, ослепив на некоторое время и слегка опалив лучом волосы.

– Следующего, кто вздумает спорить с федеральной властью, спалю до тла!

Повисла тишина – перспектива сгореть никого не радовала.

– Очень хорошо! Теперь объясню, что мне нужно. Нас очень плохо здесь приняли: отличное пиво, но отвратительные манеры. Кто-то из здешних пытался нас убить. Так вот, мне нужно, чтобы эти люди стояли передо мной и смотрели мне в лицо. Или я получу своих несостоявшихся убийц, или я здесь всё разнесу, арестую каждого и каждому залезу сканером в мозг, пока не найду там нужную информацию! Надеюсь, мои требования предельно понятны!

В таверне по-прежнему висело молчание. Ветрогон снова вскинул винтовку и приготовился стрелять. В этот момент кто-то всё же преодолел страх:

– Тебя искали люди Роджерсов. Грэхм объявил за тебя награду.

– Кто это там бормочет? – Рявкнул Ветрогон. – Я не слышу.

Пират выдержал паузу, набрал воздуха и повторил:

– Тебя искали люди Роджерсов. Грэхм объявил за тебя награду.

Ветрогон опустил оружие и вопрошающе развёл руки:

– Очень хорошо! А теперь объясните мне, не местному, кто такие эти Роджерсы и что за свинья этот Грэхм!

Пират с той же выдержкой продолжил:

– Роджерсы – это самые богатые и влиятельные здесь люди. Грэхм – глава их дома. У тебя большие проблемы! Грэхм такого не прощает…

– Молчать! – Ветрогон снова вскинул оружие. – У кого из нас проблемы – это ещё вопрос! Я жажду подробностей!

Бармен тем временем размахивал руками, пытаясь привлечь внимание Ветрогона. Наконец, ему это удалось.

– Эй, амиго! У меня для тебя сообщение!

Ветрогон подошёл к стойке:

– Вот как! И от кого же?

– Лучше ты сам прочтёшь.

Бармен потянулся вниз, один из бойцов тут же одёрнул его, Но Ветрогон махнул рукой – не стоит. Из-под стойки бармен вытащил планшет с открытым письмом.

Грэхм Роджерс радушно приглашает федерального командора Ветрогона с его свитой в свою резиденцию для дружеского ужина и прояснения возникших недоразумений.

– Что отвечать? – Вопршающе посмотрел бармен.

Ветрогон принял театральную позу, будто собирался выступать перед публикой:

– Отвечай так: Командор Ветрогон не уверен в собственной безопасности и посему вынужден в визите отказать. Если Грэхм Роджерс имеет что сказать, то командор готов принять его на борту Альбатроса дабы получить объяснения по поводу покушения на федеральных офицеров.

Бармен отправил ответ, таверну снова заполнило молчание.

– А где трупы, кстати говоря? – Поинтересовался Ветрогон. – Мы застрелили как минимум троих, и у меня огромное желание обыскать их.

– Эти ребята не оставляют после себя ничего, – покачал головой бармен. – Есть ответ, амиго!

К сожалению Грэхм Роджерс не может принять приглашение на борт по состоянию здоровья, но он даёт командору слово семьи, что тому не о чем беспокоится. Да будут свидетелями все присутствующие: Грэхм Роджерс отвечает своей честью, что ни один волос не упадёт с головы командора и его свиты. Будьте благоразумны! Нам нет никакой нужды стрелять друг в друга – обо всём можно договориться.

Усальба Роджерсов была выполнена в классическом стиле и чем-то напоминала музей. За посадочной площадкой, окружённой периметром зенитных турелей простирался парк с фонтанами, копиями античных скульптур и деревьями из самых разных уголков вселенной. Парк делился на сектора, сектора расходились аллеями. Сектора представляли планеты, аллеи группировались по регионам и климатическим поясам. Были к примеру: аллея северной Земли, аллея экваториальной Пародиссы, аллея среднего Мезозоя.

Ветрогон прибыл со всем отрядом, рядом приземлилась вторая десантная группа, направленная Крыловым на усиление. На площадке их встречал крепкий мужчина в роскошном шелковом костюме в сопровождении двух вооружённых наёмников.

– Приветствую Вас в доме Роджерсов, командор! – Фраза была сказана им дежурно и было заметно, что он не очень-то рад подобному приветствию.

Ветрогон, демонстративно игнорируя встречающего раздавал команды компехам:

– Рассредоточиться по территории до особого распоряжения! Держать под контролем главное здание комплекса! В случае проявления агрессии открывать огонь на поражение.

– Приветствую Вас в доме Роджерсов, командор! – Ещё более неохотно повторил эмиссар.

– Вы Грэхм Роджерс? – Обратил на него внимание Ветрогон.

– Нет, – ответил эмиссар, – я Стронг, его старший сын. – И помолчав добавил. – Но будь я главой Семьи, я бы вас застрелил. Вы отправили на тот свет больше моих друзей, чем кто-либо другой.

– Дерзайте! – Ухмыльнулся Ветрогон, встряхнув винтовкой. – У вас есть шанс.

– К сожалению, ослушаться отца я не имею права – он приказал терпеть все ваши выходки. Можете хоть лагерь тут разбить. Как будете готовы идти – дайте знать.

– Первая группа за мной становись! – Скомандовал Ветрогон.

Солдаты подбежали и выстроились шеренгой, впереди стал Янсен.

– Мы готовы. Ведите нас к отцу.

Их повели по главной аллее, которая представляла собой некий гротеск роскоши. Вдоль неё шли клумбы с редчайшими цветами. Там были и вечноцветущие алыми лепестками гигантские розы с Пародиссы, и кусты дикой колючки с Таёжной, и плотоядная росянка с Песчанки и множество других растений, которых и не доводилось видеть и бывалым космонавтам. За клумбами расположилось какое-то скульптурное безумие: статуи разных эпох и культур были составлены в хронологическом порядке: от египетских сфинксов до безумных бесформенных инсталяций первой половины двадцать первого века.

Аллея упиралась в широкую лестницу, которая вела к небольшому дворцу. Он был выполнен помпезно: с массивными колоннами, лепниной на карнизах, однако без излишества декоративных элементов – чувствовался вкус архитектора. Грэхм встречал их на верхних ступенях у колонн. Он был не молод: седина покрывала всю его голову, борода тоже отдавала серебром и лишь усы зияли на лице чёрной смолью.

– Добро пожаловать в мою скромную обитель, господа! – Раскинул Роджерс руки в приветствии.

Ветрогон подошёл к нему, презрительно покосился:

– А сказать «товарищи» язык не повернулся?

– Не люблю это казённое слово. Да и не думаю, что вам, командор, понравилось бы, назови я вас товарищем.

– Отдаю должное вашей находчивости!

– Я так понимаю, вы и есть командор Ветрогон.

– Именно так! Эскадр-командор Ветрогон, флагманский крейсер Альбатрос, Земля, Солнечная система. Со мной командор третьего ранга Ветров.

– Можете себя чувствовать как дома. Я даже не требую от вас сдать оружие, хоть и считаю, что ему не место за беседой. А теперь прошу к столу. Мы всё обсудим и, уверен, придём к пониманию.

Зал, в котором был приготовлен стол, имел овальную форму и был выполнен в виде панорамы – на стенах сменялись ландшафты разных планет, от всем известных до тех, что были открыты и исследованы совсем недавно. Вокруг то сиял холодными красками замёрзший Байкал, клокотали вулканы Энигмы, сменяемые шелестом гигантского папоротника Мезозоя. Стол тоже изобиловал закусками с разных концов дальнего внеземелья. Центуриоские гребешки, мезозойские птеродактили, эриданская буйволятина, пародисские псевдофрукты – стол просто кричал роскошью.

– Господа! – начал Грэхм. – Между нами произошло чудовищное недоразумение.

– В самом деле? – Съязвил Ветрогон. – Назовите мне хоть одну причину, по которой я не должен взять вас под арест и передать справедливому федеральному суду!

– Ну что ж вы сразу лезете в бутылку, командор? Хочу вас в первую очередь заверить, что и в мыслях не преследовал цели убить вас.

– Тогда стесняюсь спросить, с чего ваши гунны палили в нас из боевого оружия.

– Если вы позволите, – Грехм не терял сомообладания, – я расскажу вам всё по порядку.

Ветрогон принял развязанную позу и закинул ногу на ногу:

– Я весь во внимании. Но учтите, ваше логово под прицелом корабельных орудий и, если со мной потеряют связь, будет открыт огонь.

– Я вас прекрасно понимаю. – Как ни в чём не бывало продолжил Роджерс, – На вас действительно объявлена охота. Множество наёмников и вольных парней поспешили пуститься за вами в погоню. Я не участвовал в этой погоне. Но, как уже стало известно, – он грозно посмотрел на сына, – некоторые мои люди всё же прельстились наградой за вашу голову. И теперь мне придётся выступить в роли голоса разума, иначе дело может закончиться кровавой бойней.

Ветрогон молчал.

– Вы ждёте от меня извинений? Ну что ж, мне искренне жаль, что ваша жизнь подвергалась опасности, но заметьте, это же не я объявил за вас награду в миллион гало. Я всерьёз вам заявляю, что не участвую в этой охоте и запрещаю своим людям в ней участвовать.

– И всё? – Ветрогон поморщился, будто перед ним бросили дохлую крысу. – Здесь оказывают вооружённое сопротивление офицерам федерального флота (а я это вижу именно так), а вы нелепо пытаетесь от этого абстрагироваться. А ведь всё могло бы быть несколько по-другому – вы приняли приглашение на охоту за мной. А что, миллион на дороге не валяется! Тем более, что мы представляли лёгкую мишень. Попытка ваша, однако, провалилась и вы пытаетесь сделать хорошую мину при плохой игре, свалив вину на своих шестёрок. Вот что я вам скажу: вся эта ситуация выглядит как вооружённый мятеж и я имею полное право запросить подмогу и просить Небесный Совет объявить военное положение на планете.

Грэхм не терял самообладания, хотя в какой-то момент показалось, что он дрогнул.

– Командор, но вы же умный опытный офицер! Кто пойдёт на введение военного положения из-за стрельбы в таверне. К тому же, как вы понимаете, у меня есть люди даже в Небесном совете.

– Они вас не спасут. – Ветрогон покачал головой. – Узнав о происшествии ваши люди поспешат от вас откреститься, дабы не идти на дно вместе с вами.

Грэхм подбирал слова. Он наконец осознал в каком шатком положении оказался.

– Вы этого хотите? Или есть что-то, что для вас важнее?

– Хотите поторговаться? – Ухмыльнулся Ветрогон. – Ну что ж, попробуем. Для меня наиважнейшим является выполнение задания флота. Всё, что этому мешает, должно быть устранено. И, как не странно, вы можете нам помочь.

У Роджерса на лице образовалась странная смесь любопытства и тревоги. Он вопрошающе смотрел на Ветрогона.

– Вы отремонтируете наш корабль. Он побывал в серьёзной передряге и требует основательного ремонта. Нам озвучили сумму в пятьсот тысяч и, я думаю, было бы неплохо, если бы вы покрыли её целиком.

– И кто же вас решил так ограбить? – Поинтрересовался Грэхм.

– Один ваш подопечный, как у вас принято говорить. В письме он назвался Махелло.

– Понятно. – Стиснул зубы Роджерс. – Стронг! Срочно найди мне Ящера. Хоть из задницы достань!

Стронг выхватил коммуникатор, покопался в нём какое-то время – вскоре на стене появилось изображение комнаты с широким диваном, на котором вальяжно сидел их старый знакомый долговязый в шелковом халате с бокалом вина в руках.

– Празднуешь, Ящер? – Ледяным голосом спросил Роджерс.

Долговязый сообразил, что дело пахнет неприятностями, принял более сдержанную позу и сразу же начал о обороняться:

– Грэхм, я ещё не получил денег по новому контракту, но будь уверен – я сразу же поделюсь. Треть твоя, как условлено.

– Интрересно! И что, удачный контракт?

– Ты не поверишь: четыреста тысяч! Не сомневайся, у этих неудачников нет иного выхода.

– Эти неудачники сейчас сидят со мной за столом. И, если бы ты был чуточку умнее, то не пытался бы меня обмануть в мелочах. Но ты настолько же жаден, насколько туп. Тебя даже не жалко наказать! Ты починишь корабль… – он запнулся. – Прошу прощения, командор, как название корабля?

– Альбатрос.

– Так вот ты починишь Альбатрос за свой счёт, а заодно и выплатишь мне сто тысяч, на которые хотел меня кинуть. И горе тебе, если я узнаю, что ты сделал что-то некачественно. Клянусь, я отрублю тебе руки, которые так и тянуться к чужим деньгам!

Роджерс жестом велел Стронгу отключить связь, затем повернулся к Ветрогону:

– Вопрос с ремонтом улажен. Но ведь будут ещё требования будут с вашей стороны?

– Вы определённо проницательны, Грэхм! – Отметил Ветрогон. Но буду краток: нам нужны люди, которые объявили на нас охоту. Не наёмники, но заказчики.

– Стронг! – Рявкнул Роджерс на сына. – Выкладывай всё, что знаешь! И не вздумай солгать!

Тот смотрел на отца глазами загнанного пса, прижатого, но не струсившего:

– Отец, это же федералы. Это он убил Чарли, и Билла Берсерка…

– Не желаю ничего слышать! Если ты не прекратишь это мальчишество, я даже и не подумаю заступаться и отдам тебя им на растерзание!

– Это Кондор! Их искал Кондор.

– Как мило! – Саркастически усмехнулся Ветрогон. Он ищет нас, а мы его! Жажду подробностей!

– Отвечай, щенок! – пригрозил ему отец.

– Неделю назад в таверну заявились люди Кондора с их фотографиями и объявили награду за перехват.

– Перехват? – Удивился Ветров.

– Да, он требовал вас живьём. В любом состоянии, но только чтобы мозг был жив.

– Разговоры про Джаггернаут – это правда? – Скептически поинтересовался Ветрогон.

– Ну это как посмотреть, – замялся Стронг, – корабль Кондора действительно называется Джаггернаут. И ему действительно нет равных, ни по скорости, ни по глубине, ни огневой мощи. Во всяком случае все, кто бросал ему вызов, давно мертвы. – Он немного помолчал, потом добавил. – Но ведь все знают легенду про Джаггернаут.

– Что известно о Кондоре? Настоящее имя, откуда он, чем промышляет?

– Ничего не известно. Одни говорят, что раньше он был старпомом у Джека Черноборода до того как федералы его прикончили, другие – что это сам Джек, восставший из мёртвых. Кто-то вообще поговаривает, что он не человек.

– Не человек, а кто же? – Оживился до того молчавший Ветров. – Иная разумная форма жизни?

Стронг рассмеялся:

– Пираты любят легенды. Чем зловещей – тем лучше. О чём ещё рассказать за бутылкой рома!

– Как можно найти Кондора?

– Ну у них есть нычка где-то в дальнем космосе.

– Точнее!

– Я не знаю.

Ветрогон покосился на Старшего Роджерса, тот покосился на сына.

– Я действительно не знаю. Этого никто не знает. Некоторое пытались их найти, но так и пропали. Пожалуй, только его люди знают.

– Кстати, они ещё здесь? – Поинтересовался Ветрогон. – Люди Кондора, которые предложили вам за нас награду.

– Вы ухлопали их вместе с моими парнями в таверне.

– В окрестностях Волопаса есть какие-то пиратские базы?

– Нет.

– Что ближе всего по пути туда?

Стронг вопросительно посмотрел на отца – тот был непреклонен.

– Болванка на краю рукава. Старая заброшенная станция. Но вас разнесут, если вы туда приблизитесь.

– Нужен код опознавания, – констатировал Ветрогон, – и точные координаты станции. Мы ждём. Джаггернаут ведь там появляется.

Стронг достал планшет:

– Передаю координаты и код.

Ветрогон достал планшет и убедился, что данные пришли.

– Я могу полагать, инцидент исчерпан? – Вопрошающе посмотрел Грэхм.

– Так можно будет сказать по окончании ремонтных работ. – Отрезал Ветрогон.

– О моей части сделки можете не сомневаться. И, если не осталось нерешённых вопросов, предлагаю всё же выпить по глотку рома. Я знаю, командор, вы любите эриданский, – Грэхм улыбнулся. – Угощайтесь.

Ветров не заметил, как перед ним появился поднос со стаканом. Он взял его в руки, поднёс к лицу – из стакана струился тот самый незабываемый аромат, жгучий и сладкий. Он посмотрел на Ветрогона, который уже успел осушить свой стакан, вздохнул и выпил всё залпом. Сразу же пришло облегчение и успокоение, силы постепенно начали отступать, а глаза закрываться. Неужели отрава? Нет, нельзя было доверять пиратам. После всего того их не отпустят живыми! Он вдруг захотел встрепенуться, встать, но сознание уже покидало его.

Comments

gn00m
Aug. 13th, 2018 09:33 pm (UTC)
Спасибо!