Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Doc

(no subject)

- Не делай добрых дел, - говорил старый колдун, удобно расположившись на скале и пыпыхивая трубкой, - за них же тебя и проклянут.
- Но как же так! - не унимался его собеседник. - Ведь проклинают же за зло!
Он был ещё молод - седина лишь только начала украшать его бороду, а из-под шляпы смотрели горящие ещё не безразличные глаза.
- Зло всем понятно и всеми оправдано. Чего за него проклинать? А вот добро никому не нужно. Зачем людям добро? Они никогда не поймут чудаков, его творящих.
- Почему же? Ведь так просто ответить добром на добро!
- Глупости! Все будут думать, зачем ты его делаешь, искать выгоду. Потом найдут её для себя и будут показывать на тебя пальцем: посмотрите какой хитрец под бескорыстной личиной прячется. Людям так хочется верить в то, что всё неспроста - они будут продолжать мерять мир по себе! А потом тебе начнут плевать вслед за то, что ты творил добро против их воли, за то, что возжелав власти, хотел осчастливить всех огнём и мечом! Не делай ничего для других - делай для себя!
- Чего ради? - вздохнул молодой.
- Тут каждый решает сам, - старик выпустил кольцо дыма и пригладил свою длинную лунно-пепельную бороду. - Но так тебя все поймут и никто не осудит. А чего осуждать - тут всё понятно. Он делает для себя - он молодец. И тебе поверят. И пойдут к тебе за помощью - не бескорыстной разумеется. А что, он преуспел сам - он и другим поможет.
- Я всё конечно понимаю, но делать добро за деньги не поднимется посох.
- Тогда и участь твоя печальна - участь изгоя.
- Пусть так! Но я проживу свою долгую жизнь так, чтобы не быть в конфликте с собой! Пусть так, но я не смогу не делать добро. Пусть я буду отвергнут, пусть буду проклят, но я всегда буду знать, что постуваю верно.
Doc

Подвиг гуманитария

Выходной день, тихая обстановка, баварское пиво. Дочка Алиса спит, жена отдыхает. И тут приходит тревожное сообщение, что один из серверов перестал выполнять свою работу. Collapse )
Doc

Любовь на расстоянии. Как на самом деле...

Много об этом сказано, много рассказано. Ты думаешь, что это романтика, ожидаешь чуда... Да, чудо приходит - оно является из таможенной зоны аэропорта и туда же исчезает. Заканчиваются праздники, словно новогодняя сказка, словно сон... Ты сидишь и смотришь ужасно махровый, с бородой до пола фильм про советских разведчиков и рассказываешь любимой... рассказываешь. Ведь есть тебе что рассказать - ты ведь служил в почти ещё советской армии и воевал там, где советская Родина рушилась слишком стремительно, грозя похоронить под обломками соседей. И тут, после очередного глотка глинтвейна тебя несёт - ты рассказываешь, рассказываешь и рассказываешь. И недоумеваешь, почему любимая молчит, почему до сих пор не назвала тебя старым ворчуном... И вдруг ты понимаешь, что от любимой тебя отделяют два моря (Чёрное и Средиземное), а до сих пор тебя внимательно слушал чёрный кот. И ты расклеиваешься и грустишь... И подливаешь себе и подливаешь. А потом думаешь. Думаешь о том, как ещё много дел: и диссертация не пишется, и кандидатский минимум не сдан, а предстоит ещё ехать далеко, ещё дальше от любимой и уже там на равнинах Баварии думать и грустить. А потом ты садишься и пишешь, пишешь о том, как паскудно у тебя на душе, пока не остынет в куржке глинтвейн и до боли в зубах захочется горькую сизую папиросу. Но курить ты бросил уже очень давно ради любимой и в жертву минутной слабости это приносить не стоит. Ты засыпаешь. Засыпаешь с тем, чтобы завтра за холостяцким завтраком рассказать любимой о том, как её на самом деле не хватает рядом.